Правоохранительные органы

Теория

8.3. Судебная система в советский период

В начале XX в. Россия была государством с высокоразвитой экономикой, занимавшим одно из первых мест в Европе и мире (единственное государство со свободным золотовалютным обращением), с многопартийной политической системой, парламентом (Государственной Думой), демократической системой правосудия, включающей суды присяжных, мировую юстицию, предварительное следствие, осуществляемое судебными следователями. Огромное значение для последующего развития России как правового государства имел Манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка». Этот документ, имеющий конституционное значение, предусматривал «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов». Манифест предусматривал также, что никакой закон «не мог воспринять силу без одобрения Государственной думы». Убедительным свидетельством демократического характера российской политической системы является и тот факт, что в Государственной думе была большевистская фракция, представлявшая откровенно экстремистскую левую партию – Российскую социал-демократическую рабочую партию (большевиков) – РСДРП(б), имевшую в своем составе так называемую «БО» – боевую организацию, занимавшуюся террористической деятельностью.

После Февральской революции 1917 г. Временное правительство 3 марта 1917 г. издало приказ «Об образовании временных судов», в соответствии которым создавались местные суды в составе трех членов, а именно - мирового судьи, представителя армии и представителя рабочих. Был упразднен институт земских начальников и суд с участием сословных представителями, было объявлено о выборах мировых судей.

После большевистского антиправительственного путча в октябре 1917 г. (В.И. Ленин в то время называл это событие «октябрьским переворотом», что, несомненно, ближе к истине, чем введенное позднее явно лживое и претенциозное наименование «Великая Октябрьская социалистическая революция») наступил период насильственного разрушения «до основанья» многовековой российской государственности, в т.ч. и системы правоохранительных органов

Одной из главных целей советской власти был провозглашенный В.И. Лениным в период подготовки октябрьской революции «слом государственной машины», включающий, естественно, уничтожение существующей системы правосудия. Советская власть, писал В.И. Ленин, сразу отдала суд на слом, поскольку «безусловной обязанностью пролетарской революции было «совершенно уничтожить, смести до основания весь старый суд». Декрет о суде № 1 упразднил существующую судебную систему, созданную великими российскими реформаторами второй половины XIX в. Однако разрушить оказалось куда проще, чем создать что-то новое: период создания новой системы судебных органов затянулся на несколько лет

Тем не менее, идеи, заложенные в Судебных уставах 1864 г., оказались настолько сильны, что в значительной мере сказались на ряде положений даже первого декрета о суде. К примеру, в его ст. 3 не только правосудие, но и предварительное следствие, как и в Судебных уставах 1864 г., продолжало рассматриваться как деятельность судебная и потому возлагалось на местных судей. Последним при вынесении решений, хотя и с существенными оговорками, разрешалось руководствоваться «законами свергнутых правительств» (ст. 5), а тем самым, стало быть, и названными выше Судебными уставами. Еще более определенно об этом было сказано во втором декрете «О суде», опубликованном 7 марта 1918 г. Судопроизводство как по гражданским, так и по уголовным делам предписывалось осуществлять «по правилам Судебных уставов 1864 г.». Правда при этом делались существенные оговорки: правила прежних законов должны были применяться лишь постольку, поскольку они не были отменены декретами ЦИК и СНК и не противоречили «правосознанию трудящихся классов».

Декретом о суде № 1 единоличный мировой судья был заменен коллегиальным местным судом, избираемым местным Советом в постоянного судьи и двух очередных заседателей. Была определена его подсудность, эти суды «решают все гражданские дела ценою до 3000 рублей и уголовные дела, если обвиняемому угрожает наказание не свыше двух лет лишения свободы.

Параллельно с формированием обычных судов шел процесс организации судов чрезвычайных – революционных трибуналов и военно-революционных трибуналов. По Положению о революционных трибуналах от 12 апреля 1918 г. на революционные трибуналы, действовавшие в составе председателя и шести народных заседателей, возлагалось «рассмотрение дел о контрреволюционных и всяких иных деяниях, идущих против завоеваний Октябрьской революции и направленных к ослаблению силы и авторитета Советской власти». Этим органам предоставлялось «ничем не ограниченное право в определении меры репрессии». Председатели этих трибуналов, не обладая элементарной юридической грамотностью и получив такие полномочия, творили беспредел, именовавшийся революционным правосознанием

15 февраля 1918 г. был принят Декрет о суде № 2, который предусматривал создание окружных судов, которые должны были рассматривать уголовные дела в составе судьи и 12 народных заседателей, а гражданские – в составе 3 судей и 4 заседателей. Окружные суды были упразднены уже в ноябре 1918 г.

Характерной чертой, выявляющей существо новой власти, стало создание Постановлением ВЦИК РСФСР от 5 сентября 1918 г. по инициативе В.И. Ленина концлагерей, в которые без суда направлялись «представители враждебных классов». Это был прообраз будущего ГУЛАГА.

К 1922 г. в судебной системе сформировались три ветви – общегражданские суды (народные и губернские), революционные трибуналы и военно-революционные трибуналы. Губернский суд действовал в качестве суда первой и кассационной инстанции. Верховный Суд РСФСР осуществлял судебный контроль над всеми судами. Он был судом первой инстанции по делам особой государственной важности, кассационной инстанцией по отношению к губернским судам, а также мог в порядке надзора пересматривать дела, рассмотренные любым нижестоящим судом

Одновременно усиливалась зависимость судов от органов исполнительной власти. Так, по Положению о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 г. право высшего контроля над решениями судов было предоставлено Народному комиссариату юстиции. Согласно Положению о высшем судебном контроле от 10 марта 1921 г. на Наркомат юстиции РСФСР возлагались общий надзор за деятельностью судов и дача им руководящих разъяснений, а также пересмотр вступивших в законную силу судебных решений.

Принятое 11 ноября 1922 г. Положение о судоустройстве РСФСР упразднило революционные трибуналы и установило единую систему общегражданских судов, включавшую суды трех звеньев – народные суды, губернские суды и Верховный Суд РСФСР.

В 1922 г. был создан Союз Советских Социалистических Республик (СССР). Началась эпоха создания «нового социалистического права, права высшего типа». Однако, все эти псевдоправовые феномены не имели ничего общего с подлинными правовыми идеями и принципами, достижениями правовой мысли того времени

В связи с образованием СССР 24 октября 1924 г. было принято Положение о Верховном Суде СССР. Его судьи назначались Президиумом ЦИК СССР. Верховный Суд действовал в составе пленарного заседания, гражданско-судебной, уголовно-судебной, военной и военно-транспортной коллегий. Верховный Суд давал руководящие указания верховным судам республик по вопросам общесоюзного законодательства; рассматривал и опротестовывал перед ЦИК по представлению прокурора Верховного Суда решения верховных судов союзных республик в случаях противоречия их общесоюзному законодательству; осуществлял функции конституционного надзора; рассматривал уголовные дела по обвинению высших должностных лиц СССР.

В период с 1925 г. до начала 30-х годов происходил постепенный откат от тех демократических веяний, которые дали о себе знать в период с 1922 г. по 1924 г. Этому в значительной мере способствовал начавшийся к тому времени процесс образования централизованной командно-административной системы

В 1927 г. ЦИК СССР было принято «Положение о преступлениях государственных», вошедшее в качестве главы первой Особенной части УК РСФСР «Контрреволюционные преступления». Сюда входили преступления от измены Родине, побега за границу, отказа вернуться в пределы СССР (эти лица объявлялись вне закона как изменники Родине, что означало расстрел через 24 часа после удостоверения личности и конфискацию всего имущества), контрреволюционного вредительства, диверсии, саботажа до недонесения о контрреволюционном преступлении и контрреволюционной пропаганде или агитации. В некоторых случаях за эти действия привлекались и члены семьи «изменника», совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении

УПК РСФСР 1923 г., полностью отказавшийся от правовых основ Устава уголовного судопроизводства 1864 г., с начала 30-х годов превратился в документ, представляющий инструкцию по реализации карательной политики государства. Роль суда была низведена до уровня оформителя приговора по материалам предварительного следствия, которые, в свою очередь, были не более чем материалами, оформляющими оперативно-розыскную деятельность.

Шел все нараставший нажим с целью вмонтирования судов в структуру органов исполнительной власти. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке руководства судебными органами» от 30 октября 1928 г. председатель Верховного Суда РСФСР был объявлен заместителем Народного комиссара юстиции. Несколько раньше состоялось решение о включении Верховного Суда РСФСР в состав Наркомюста РСФСР. Хотя эти решения и были вскоре отменены, в них четко проявились тенденции государственной политики этого периода отечественной истории

Вновь стала нарастать тенденция воссоздания чрезвычайных органов уголовной репрессии. В марте 1924 г. при ОГПУ было создано Особое совещание, которое уполномочивалось рассматривать дела в отношении лиц, занимавшихся контрреволюционной деятельностью, шпионажем, контрабандой, спекуляцией валютой и золотом. С 1929 г. начали работать «тройки» – внесудебные органы, наделенные полномочием рассматривать так называемые крупные хозяйственные дела и дела политического характера. Позже эти органы перешли в подчинение НКВД СССР и в 30-х годах трансформировались в орудие политических репрессий и произвола, в значительной мере вытеснившее суды. Тогда же, в 1929 г., был создан ГУЛАГ – Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключений Народного комиссариата Внутренних дел СССР, которое стало главным механизмом реализации репрессий.

Конституция СССР декларировала демократические принципы правосудия: выборность судей и народных заседателей, участие народных заседателей при рассмотрении дел во всех судах, ведение судопроизводства на национальном языке, открытое разбирательство дел, обеспечение обвиняемому права на защиту, независимость судей и подчинение их только закону. Однако положения Конституции были лишь ширмой, за которой процветали беззаконие и произвол.

В 1934 и 1938 гг. УПК РСФСР был дополнен главами 33 и 34 о делах по так называемым контрреволюционным преступлениям (по делам о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти, о контрреволюционном вредительстве и диверсиях). Следствие по этим делам должно было быть закончено в срок не более десяти дней, обвинительное заключение вручалось обвиняемому за сутки до рассмотрения дела в суде, дела рассматривались без участия сторон, кассационное обжалование приговора, как и ходатайство о помиловании не допускалось и приговоры к высшей мере наказания приводились в исполнение немедленно по вынесении приговора. Получают распространение пытки, одобренные 10 января 1939 г. на высочайшем уровне - ЦК ВКП(б).

Период от начала 30-х годов до 1953 г. останется в истории советских судов как один из самых мрачных. К примеру, «двойка» в составе Н.И. Ежова и А.Я. Вышинского только за один день - 18 октября 1937 г. приговорила к смертной казни 551 человека! В осуществлении массовых репрессий и беззакония активное участие принимали не только органы НКВД, МГБ, Особое совещание, «двойки» и «тройки», но и суды, беззаконные приговоры которых в отношении так называемых «врагов народа» вносили весомый вклад в политику государственного террора, тотального страха и бесправия граждан перед карательной машиной политических репрессий.

Сталинский режим создал беспрецедентную пыточно-карательную систему, ежедневно совершавшую преступления против собственного народа и отнявшую миллионы человеческих жизней

Окончание периода правления И.В. Сталина в 1953 г. и начало периода некоторой либерализации социально-политической и экономической жизни в нашей стране (известного как «хрущевская оттепель») ознаменованы прежде всего упразднением внесудебных органов политических репрессий и наделением Верховного Суда СССР правом пересматривать по протестам Генерального прокурора СССР их постановления, вынесенные в 30–40-х годах и начале 50-х годов. Стала очевидной необходимость создания должных гарантий против повторения тех явлений, которые получили распространение с начала тридцатых годов.

Крупным событием явилась судебная реформа, начавшаяся после принятия в 1957 г. закона, изменившего Конституцию СССР и восстановившего права союзных республик, в том числе их право издавать законодательство о судоустройстве.

В 1958 г. были приняты «Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик», а также «Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» и «Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик», послужившие базой для последующего принятия законов о судоустройстве, уголовно-процессуальных и гражданских процессуальных кодексов союзных республик.

Эти акты и стали тем фундаментом, на который опиралось существенное демократическое обновление судебной системы. Выразилось оно, в частности, в провозглашении и последовательном проведении в жизнь принципа отправления правосудия только судом, расширении права обвиняемого на защиту и повышении роли адвокатуры в охране прав и свобод граждан.

Заметный след в истории российской судебной системы оставил день 27 октября 1960 г. В тот день одновременно получили одобрение Верховного Совета РСФСР три имевших принципиальное значение для российской судебной системы акта: Закон о судоустройстве, УК и УПК. Им суждено было «работать» долгие годы

Принятие в 1977 г. новой Конституции СССР, а в 1978 г. новой Конституции РСФСР повлекло за собой пересмотр многих законодательных актов. В их числе оказались и законы, регулировавшие организацию и деятельность судов. В 1981 году был принят Закон о судоустройстве РСФСР.

Тем не менее, кризис политической и экономической систем СССР лишь углублялся и его не могли предотвратить фрагментарные, порой весьма непоследовательные реформы. Постепенное накопление отрицательного потенциала во всех сферах государственной и общественной жизни, неизбежное проявление деструктивных тенденций в экономике – процессы, которые, естественно, не могли быть остановлены политическими или законодательными средствами в условиях обреченной с самого своего возникновения системы – советского государства, что и привело к его полному краху